Friday, 29 July 2016

Gunduz Abaev

 
[MORE= ДАЛЕЕ]
 








 

From history of medicine

V0016251 A barber-surgeon extracting stones from a woman"s head; symb


Тернист путь медицины, как и всякой науки, впрочем. Через заблуждения и ошибки, озарения и поиски истины.
Но есть некоторые изобретения, блестящие концепции, чрезвычайные открытия, давно и навсегда изменившие будущее медицины, проложив путь к тому, что современная медицина практикуется сегодня.  




В средневековой Европе хирургическое вмешательство осуществлялось в первую очередь парикмахерами, и хирургия долго не признавалась врачами, им запрещалось переступать границы своего ремесла, выполнять врачебные манипуляции и выписывать рецепты, они не допускались в университеты.





Это привело к противопоставлению медицины, которой занимались "учёные" врачи, а хирургия перешла в руки цирюльников и банщиков, стала ремеслом. Цирюльники проводили "лечение" кровопусканием, а также удаление зубов, ампутации, клизмы, продажу лекарств, и, конечно же, брили и стригли.






Но они были первыми, кто заглянул внутрь человека, проложив путь для профессиональных хирургов, Со временем, хирургия зарекомендовала себя как профессия, в конце концов, король Георг II, чтобы разделил их в 1745 году, создав Лондонский колледж хирургов. С этого момента, университетское образование требуется для выполнения операций.





В 1816 году Лаэннек изобрёл стетоскоп и разработал новую методику выслушивания больных.






А случилось это, как пишет сам Лаэннек так:
« Я был приглашен к одной молодой даме, представлявшей большие признаки сердечной болезни, у которой прикладывание руки, а равно и перкуссия, не дали никаких результатов.

Но так как возраст и пол больной не позволили мне предпринять описанный выше метод исследования, то мне пришло на память известное акустическое явление: прикладывая ухо к одному концу бревна, можно прекрасно расслышать дотрагивание иголкой до другого его конца.

Я взял лист бумаги, сделал из него узкий цилиндр, один конец которого приставил к сердечной области и, приложив ухо к другому его концу, я был столь же удивлен, как и обрадован тем, что мог слышать удары сердца гораздо громче и точнее, чем это мне представлялось до тех пор при непосредственном прикладывании уха.

Я тотчас пришел к заключению, что это средство может сделаться драгоценным методом исследования».






Само собой, свернутой тетрадью долго было пользоваться нельзя и Лаэннек был озабочен созданием более долговечного прибора. Свое изобретение он назвал «Le Cylindre» — «цилиндр», который имел длину 12 дюймов и диаметр 1,5 дюйма.





Позже Лаэннек переименовал его в «стетоскоп» («осматриватель груди»). При помощи изобретённого им прибора он также открыл симптомы заболеваний грудной полости, дал их точное описание.






Доктор Джозеф Белл был уникальным медицинским ученым и хирургом, одержимым методом наблюдения, которое он считал жизненно важным для исследований и диагностики.



До этого, диагнозы без наблюдений, просто на симптомах. Белл, который преподавал в медицинском университете в Эдинбурге, Шотландия, подчеркивал в лекциях важность сосредоточенного внимания к разным мелким деталям, которые могли сказать много о течении болезни.

Примерами таких наблюдений было бы татуировки моряков (которые могли бы сказать вам, где они путешествовали), рука пациента (который мог бы раскрыть свою профессию), и выражение лица пациента (который может показать, если он был пьяницей).





Белл часто проверял концентрацию внимания своих студентов, говоря, что они многое упускают. Однажды, он принес на лекцию жидкость, которая имела ужасный вкус.
Он опустил палец в раствор, потом лизнул палец, и предложил ученикам сделать то же, что сделал он.

Они макали пальцы в стакан с раствором, лизали и морщились от отвратительного вкуса.

Спустя несколько мгновений, они узнали, что Белл намочил один палец и облизал другой - наблюдение, которое пропустили его ученики.

У Белла была репутация безошибочного диагноста.  Со временем он стал легендой в университете.


Умение Белла было затребовано сыщиками. Он помогал полиции расследовать многочисленные места преступлений, описывая жертвы и даже пытался создать профили преступников.




Дойл всегда говорил, что моделью для образа Шерлока Холмса был доктор Джозеф Белл... Сидя, откинувшись в кресле, сложив руки, он быстро отмечал характерные особенности пациентов, которых Дойл, бывший тогда его ассистентом, вводил в комнату, и сообщал студентам  что-нибудь вроде: «Господа, я не могу сказать точно, кто этот человек – резчик пробки или кровельщик. Я вижу легкое затвердение, на одной стороне его указательного пальца и легкое утолщение на внешней стороне большого пальца. А это точный признак обеих профессий».

Другой случай был проще:

«Я вижу, вы злоупотребляете спиртным. Вы даже носите фляжку во внутреннем кармане вашего пальто».

Один диагноз Белла произвел на Дойла такое впечатление, что тот помнил его всю жизнь.

– Итак, вы служили в армии.
– Да, сэр.
– Демобилизовались недавно?
– Да, сэр.
– Шотландский полк?
– Да, сэр.
– Унтер-офицер?
– Да, сэр.
– Служили на Барбадосе?
– Да, сэр.
– Видите, господа, – объяснил Белл студентам. – Это вежливый человек, но он не снял шляпу. В армии головной убор не снимают, но он бы привык к гражданской жизни, если бы демобилизовался давно. В нем чувствуется властность, и он явно шотландец. Что же касается Барбадоса, то он пришел по поводу элефантиаза, а это – заболевание, свойственное Вест-Индии, а не Англии.






Белл описывает свои методы по-холмсовски: «Самым важным фактором любого удачного медицинского диагноза являются точное и внимательное наблюдение и оценка малейших деталей… Глаза и уши, которые видят и слышат, память, которая мгновенно запоминает, чтобы по первому требованию воссоздать замеченное органами чувств, и воображение, способное соткать теорию, или воссоединить разорванную цепь, или распутать хитросплетение сведений, – таковы требования, которые предъявляет хорошему диагносту его профессия.»

Наблюдения Белла привели к развитию судебной науки, навсегда оставляя отпечаток на медицинских и уголовных расследованиях. Благодаря ему наблюдать больного стало одним из важнейших факторов в постановке диагноза и лечения пациента.


Raoul du Gardier

Raoul du Gardier, France (1871 - 1952)
      
13775790_995371713910294_3383695632095401703_n (700x698, 489Kb)

 

calme_blanc_(white_calm) (700x503, 397Kb)



tumblr_nk8vo6xwb71rv2dfko1_1280 (616x700, 465Kb)



DU-GARDIER_HeleneWG (683x700, 624Kb)



DU-GARDIER-BarqueWP (666x700, 535Kb)



DU-GARDIER_AlgerWP (700x547, 506Kb)



alongtimealone-thunderstruck9-raoul-du-gardier-french-1451761722_b (600x478, 252Kb)



DU-GARDIER-La-recolteWP (516x547, 315Kb)



470 (700x462, 547Kb)



a82dce53c718f8614bdd7ebcbb76b79a (610x610, 422Kb)



a831a16d80b64446acbe25e701473295 (639x650, 409Kb)

Giovanni Bellini

Giovanni Bellini, Italian Renaissance painter (1430/33 - 1516)
13729076_791920840951094_5256775100587356082_n (493x600, 302Kb)

 

13654166_791920464284465_4459715705424205799_n (512x619, 164Kb)



13645262_791920594284452_5321243528260136356_n (499x700, 187Kb)



13620726_791920707617774_1637251643599088582_n (514x700, 200Kb)



13627235_791920754284436_5074616155592263989_n (549x700, 193Kb)



13692774_791921060951072_5763773670242688802_o (700x420, 352Kb)



13735073_791921120951066_6733733253707370386_o (495x700, 300Kb)

Assorted paintings

 "Живопись - это страстное молчание." Гюстав Моро



Charles Courtney Curran (1861–1942)Félix VALLOTTON The Sick Girl 1892?
4964063_0_4a59b_131255c4_1XXL (543x80, 11Kb)
?Sir William Orpen (1878-1931)Evening by Max Nonnenbruch (German 1857-1922)William-Adolphe Bouguereau (1825—1905)Чарльз Эдуар Эдмон Delort - сладострастной Дым (1867 г.)?
Konstantin Makovsky
?  Duesseldorfer Auktionshaus
Купальня маркизы. 1906. Бенуа А.Н.Finden Sie Auktionsergebnisse von Friedrich von Keller.